Нижегородский медицинский сайт

Разделы:


Главная

Врачам

Пациентам

Студентам

Мед. учреждения

Мед. анекдоты

Полезные ссылки

Обратная связь












 

© В.Н. Баранов, М.М. Герасимова, И.В. Чекесова,
О.Ю. Белякова, 2002 г.
УДК 613.816
Поступила 17.02.2000 г.

В.Н. Баранов, М.М. Герасимова, И.В. Чекесова, О.Ю. Белякова

Тверская государственная медицинская академия; городская клиническая больница № 4, Тверь

Особенности неврологических проявлений хронического алкоголизма

Нервная система в той или иной степени всегда страдает при хроническом алкоголизме, что проявляется разными неврологическими нарушениями [1—14].

Авторами сделана попытка выявления особенностей и систематизация неврологических нарушений при хроническом алкоголизме.

С этой целью в условиях неврологического стационара городской больницы №4 г. Твери обследован 121 пациент, страдающий хроническим алкоголизмом. Часть из них (38,8%) поступила в клинику по экстренным показаниям. Диагноз хронического алкоголизма был подтвержден врачом-психиатром. Наряду с общеклиническим и неврологическим обследованием использовались дополнительные методы исследования: офтальмо­скопия, реоэнцефалография (РЭГ), реовазография (РВГ), электроэнцефалография (ЭЭГ), электрокардиография (ЭКГ), анализ спинно-мозговой жидкости, аланин– и аспартаттрансферазы, билирубина, тимоловая и сулемовая пробы.

У всех больных была установлена неврологическая патология. Возрастной состав обследованных больных с выявленными неврологическими нарушениями представлен в таблице.

Как видно из таблицы, наиболее часто неврологическая патология наблюдалась в возрасте от 30 до 59 лет.

Распределение больных алкоголизмом с неврологическими нарушениями по возрасту и полу
Распределение больных алкоголизмом с неврологическими нарушениями по возрасту и полу

По социальному положению больные распределялись следующим образом: рабочие — 44 человека (36,4%), служащие — 7 человек (5,8%), неработающие — 50 человек (41,3%), пенсионеры — 11 человек (9,1%), инвалиды — 9 (7,4%).

По семейному положению распределение было следующим: одинокие — 37 человек (30,6%), семейные — 84 человека (69,4%).

Неврологическое обследование позволило выявить различные синдромы поражения периферической и центральной нервной системы. С учетом субъективной и объективной неврологической симптоматики были выделены следующие неврологические синдромы: полиневропатический, церебральный, цереброспинальный, синдром поражения центральной и периферической нервной системы в сочетании с психическими расстройствами.

Полиневропатический синдром выявлялся у 40 пациентов (33%), страдающих хроническим алкоголизмом. Алкогольная полиневропатия проявлялась в виде сенсорной (15 человек, 37,5%), моторной (6 человек, 15%) и смешанной (19 человек, 47,5%) форм.

При моторной форме полиневропатии преобладали периферические парезы различной степени выраженности дистальных отделов нижних конечностей, определялась мышечная гипотония, мышечные гипотрофии в области голени и мелких мышц стопы, при этом нарушения чувствительности были незначительными. Отмечалось выпадение ахилловых рефлексов.

Следует отметить, что коленные рефлексы во всех случаях были сохранены, а в части случаев (у 2 пациентов) отмечалось их оживление. Выявленная диссоциация в состоянии коленных и ахилловых рефлексов характерна для алкогольных поражений нервной системы 11.

При сенсорной форме полиневропатий больные предъявляли жалобы на боли в руках и ногах, но чаще в ногах, особенно в стопах, чувство онемения конечностей, зябкость ног, судороги икроножных мышц. При объективном исследовании выявлялись гиперестезия или гипестезия болевой и температурной чувствительности по типу «перчаток» или «носков». У 4 больных определялась гиперпатия. Сухожильные рефлексы были несколько снижены. У части больных были выражены гипергидроз ладоней и стоп, акроцианоз, гиперемия или бледность конечностей. Двое больных наряду с болями в конечностях отмечали пошатывание при ходьбе, неуверенность при движении. В неврологическом статусе у них определялась сенсорная атаксия, усиливающаяся при закрытых глазах, снижение тонуса мышц, расстройства глубокой и поверхностной чувствительности на стопах, отсутствие коленных и ахилловых рефлексов.

При смешанной форме полиневропатии наблюдались периферические парезы и нарушения чувствительности по дистальному типу.

Церебральный синдром выявлялся у 70 больных (57,8%), поступивших в неврологическое отделение, и проявлялся различной симптоматикой. Остро возникший церебральный синдром наблюдался у 36 пациентов. Клинически патология центральной нервной системы проявлялась генерализованными судорожными припадками — y 48 пациентов (39,7%), острой алкогольной энцефалопатией — у 8 больных (6,8%), острым нарушением мозгового кровообращения — у 4 пациентов (3,3%) и хронической алкогольной энцефалопатией — у 10 человек (8,5%).

Судорожные припадки у больных возникали в период прекращения приема алкоголя, на выходе из запоя или в первые дни после его окончания, т.е. в период абстиненции. В послеприпадочном периоде наблюдались симптомы алкогольной бессонницы. При ЭЭГ-исследовании не выявлено пароксизмальной активности или судорожной готовности, что согласуется с данными литературы 6.

У 17 больных во время нахождения в стационаре развился алкогольный делирий. 16 человек были переведены в психиатрическую больницу, в одном случае родственники отказались от перевода. Все больные этой группы доставлены машиной скорой помощи с диагнозом: состояние после серии эпиприпадков, состояние после судорожного единичного приступа неясной этиологии ( кроме одного больного, у которого в неврологическом статусе наблюдались речевые расстройства и диагноз при поступлении звучал как острое нарушение мозгового кровообращения ). У всех больных родственниками отмечено употребление до поступления в стационар различных доз алкоголя — от нескольких дней до двух недель подряд. Дальнейшее развитие болезни проявлялось выраженной картиной алкогольного психоза.

Из 48 больных с генерализованными судорожными припадками у 17 приступы были предвестниками развивающегося в абстиненции алкогольного делирия.

Острая алкогольная энцефалопатия наблюдалась в 6,6% случаев. Все пациенты были мужского пола в возрасте от 31 до 60 лет, доставлены по экстренным показаниям машиной скорой помощи в тяжелом состоянии. Анамнез заболевания, жизни и жалобы собрать было невозможно. Только со слов врача скорой помощи имелись скудные сведения о больном. Диагноз при направлении звучал как токсическая алкогольная энцефалопатия, острое нарушение мозгового кровообращения или острая черепно-мозговая травма. В неврологическом статусе при поступлении выявлялись нарушения сознания (от оглушения до мозговой комы), двигательные расстройства, атаксия, изменение мышечного тонуса, автоматизированная жестикуляция, патологические стопные рефлексы. У 3 больных отмечалась стволовая симптоматика в виде анизокории, нистагма, вялости зрачковых реакций, диплопии, нарушения глотания, дизартрии, дисфонии. В 6 случаях наступил летальный исход, из них у половины больных — в течение первых суток, а у остальных — в течение 3—5 сут. По заключению патологоанатома, имели место токсическая энцефалопатия, точечные кровоизлияния в области подкорковых ядер головного мозга, отек головного мозга, жировой гепатоз. Во всех случаях гистологически определялись сосудистые изменения: тяжелые расстройства проницаемости сосудов, выраженные периваскулярный, перицеллюлярный отеки.

Острое нарушение мозгового кровообращения у больных с хроническим алкоголизмом наблюдалось в 4 случаях ( 3,3% ) в виде ишемического и геморрагического инсультов.

Хроническая алкогольная энцефалопатия наблюдалась у 10 больных. У них имелось расстройство сна (нарушено засыпание), сон сопровождался тревожными, кошмарными сновидениями. В неврологическом статусе выявлялись выраженный тремор и атаксия, признаки дисфункции пирамидной системы (отмечалось повышение глубоких рефлексов, преимущественно на ногах), а также вегетативные нарушения, нейроэндокринные расстройства. У 4 больных хроническая алкогольная энцефалопатия сочеталась с генерализованными судорожными припадками (у 2) и полиневропатией (у 2).

Цереброспинальный синдром выявлен при алкоголизме у 8 больных (6,6%). Клинически он проявлялся рассеянной энцефаломиелопатией. В неврологическом статусе выявлялись горизонтальный нистагм, центральный парез лицевого нерва, повышение сухожильных рефлексов с их асимметрией, снижение или отсутствие брюшных рефлексов, патологические стопные рефлексы, интенционный тремор, мозжечковая атаксия.

Сочетанное поражение центральной и периферической нервной системы с характерными психическими нарушениями обусловило возникновение корсаковского синдрома, который наблюдался у 3 больных (2,6%) в возрасте 45—60 лет. Они поступили планово с диагнозом: алкогольная энцефалополиневропатия. Неврологические нарушения проявлялись у всех трех пациентов полиневропатией смешанного типа, у 1 больного отмечался также судорожный синдром. Кроме этого, больные были дезориентированы в месте и времени, не могли найти свою палату, постель, не узнавали медперсонал. Отмечалось нарушение памяти на текущие события, при расспросах больных выявлялись конфабуляции. Проведенная дезинтоксикационная, сосудистая, нейропротективная терапия давала положительный эффект в виде частичного регресса неврологических проявлений, а психические расстройства положительной динамики не имели. После длительного, около 5—6 нед, лечения двое больных были выписаны домой на дальнейшее амбулаторное лечение, третий был переведен в психиатрическую больницу.

Таким образом, проведенное исследование позволило установить, что хронический алкоголизм клинически проявлялся следующими основными неврологическими синдромами:

1) полиневропатическим,

2) церебральным,

3) цереброспинальным,

4) синдромом поражения центральной и периферической нервной системы с психическими расстройствами.

Врачам-неврологам при лечении хронического алкоголизма следует иметь в виду, что это заболевание приводит к развитию патологии как центральной, так и периферической нервной системы.

Литература

  1. Акимов Г.А., Михайленко А.А., Осетров Б.А. Неврологические синдромы хронического алкоголизма. Военно-медицинский журнал 1987; 3: 61—64.

  2. Канарейкин К.Ф., Бахур В.Г. Алкоголизм и нервная система. Клиническая медицина 1987; 4: 118—122.

  3. Лебедев C.П., Ковтун Т.И., Сухова Г.К. Морфология и некоторые вопросы патогенеза алкогольной микроангиопатии. Архив патологии 1994; 1: 26—32.

  4. Лисицин Ю.П., Сидоров П.И. Алкоголизм. М: Медицина; 1990.

  5. Лукачер Г.Я. Современные данные о поражении нервной системы при алкоголизме. Клиническая медицина 1987; 3: 122—128.

  6. Лукачер Г.Я., Махова Т.А. Неврологические проявления алкоголизма. М: Медицина; 1989.

  7. Пауков B.C., Угрюмов А.И. Патологоанатомическая диагностика алкоголизма. Архив патологии 1985; 8: 74—81.

  8. Пауков B.C., Угрюмов А.И., Беляева Н.Ю. Межорганные отношения при алкогольной интоксикации. Архив патологии 1991; 3: 3—10.

  9. Пауков B.C. Алкогольная болезнь. Архив патологии 1994; 1: 38—45.

  10. Портнов А.А., Пятницкая И.Н. Клиника алкоголизма. М: Медицина; 1971.

  11. Пятницкая И.Н., Карлов В.А., Элконин Б.Л. Терапевтические и неврологические проявления алкоголизма М: Медицина; 1977.

  12. Серов В.В., Лебедев С.П. Клиническая морфология алкоголизма. Архив патологии 1985; 8: 3—13.

  13. Сметанников П.Г. Церебральный патогенез алкоголизма. Врачебное дело 1983; 11: 97—99.

  14. Угрюмов А.И., Беляева Н.Ю. и др. Алкогольные поражения головного мозга. Архив патологии 1986; 10: 14—20.








Профиль металлический для забора металопрофильный лист для забора.
Вверх | Назад

Главная | Врачам | Пациентам | Студентам | Мед.учреждения | Мед.анекдоты | Полезные ссылки



Нижегородский медицинский сайт
по вопросам размещения рекламы пишите здесь